Журнал

Моя жена — датчанка

Дания Образ жизни
Монолог Алексея о знакомстве со своей будущей датской женой, ее впечатлениях о Москве, нордическом характере, пельменях и не только

— Меня зовут Алексей, ее — Камилла. Мне 31, я финансовый директор в инвестиционно-девелоперской группе компаний.

Познакомились мы в интернете, но если вдаваться в подробности, это было не совсем обычно. Я был клан-лидером в популярной мобильной онлайн-игре, она с друзьями захотела к нам вступить. Все мы общались в популярном у геймеров мессенджере Discord, там в приватных сообщениях и зародились наши отношения. Спустя примерно месяц очень активной переписки я помню как сидел дома и подумал, что я недавно развёлся (был непродолжительный брак, из которого ничего не вышло), свободен, делать мне особо нечего. Я купил билет до Берлина и написал ей, что прилечу через 2 недели на выходные. Она и ее семья живут на две страны — Дания и Польша, куда ее отец перевёл производственную часть бизнеса лет 15-20 назад, в Польше это северо-западный район страны, рядом с Балтикой и Германией, в частности, город Щецин (Szczecin).

Она встретила меня в аэропорту Берлина, никогда не забуду это чувство, когда впервые видишь человека вживую, но при этом уже отлично его знаешь.

Мы не живем вместе постоянно. До пандемии я летал в Берлин или Копенгаген 3-4 раза в месяц на выходные, в Щецине мы снимаем квартиру, основную часть времени она живет там. Про этот период и адаптацию могу рассказать только про себя. Это заняло месяцы, чтобы привыкнуть к перелетам каждую пятницу вечером и, самое главное, обратно в ночь на понедельник. Не так просто научиться действительно спать в самолете, потому что он прилетает в Москву в 4.30 утра, не так просто научиться засыпать в 5 утра дома, когда уже светло, и вставать через 3 часа. Месяцы ушли на то, чтобы привыкнуть к этому физически, чтобы начать планировать единственные выходные в Москве за месяц до и т.п. Кроме совместных выходных мы были вместе в отпусках два раза в год по 3 недели. В марте 2020 я последний раз полетел к ней, пришлось менять билет из Германии, потому что ее включили в карантин, и мы вместе улетели в Москву, где прожили 4 месяца в самоизоляции.

Собственно мы ускоренно расписались в ЗАГСе, потому что по многим делам ей уже нужно было уехать обратно, и чтобы иметь легальные причины летать друг к другу мы решили оформить свои отношения.

Но саму свадьбу будем делать, когда наши друзья и семьи смогут спокойно прилететь куда нужно. Предложение я ей сделал в отпуске, года полтора назад, мы решили, что поженимся, когда я перееду из России насовсем, но пандемия внесла свои коррективы. Сейчас я ожидаю ее в Москве в сентябре на несколько месяцев, дальше что-то планировать бессмысленно, сам я прилететь к ней не могу из-за 2 недель карантина.

Она периодически работает удаленно в маркетинге, иногда делает что-то, связанное с их семейным бизнесом. Но в основном она — DJ, играет в разных клубах, является резидентом в клубе при отеле Radisson на Балтийском побережье. Выглядит для большинства консервативного населения, особенно российского, она тоже неординарно. У неё куча татуировок, а когда мы встретились, у неё были розовые волосы и пирсинг. К слову, по прошествии почти 3 лет и разных экспериментов с волосами (была блондинкой, опять розовый, потом темный и по кругу) сейчас она с натуральным цветом волос — брюнетка. И это интересный момент на самом деле.

В вопросах внешнего вида мы были очень разные. Я весь такой скучный, она вся такая живая и безбашенная. И я никогда не просил ее что-либо менять (кроме первой встречи с моей мамой), я абсолютно спокойно отношусь ко всему. Но в течение этих лет мы повлияли друг на друга: она полюбила спокойные и классические образы, а я перестал одеваться как 40-летний директор.

Но в вопросах внутреннего устройства, отношения к происходящему вокруг ничего не изменилось, мы все так же дополняем друг друга. Там, где я слишком ворчлив и мрачен, она добавит жизни, там, где необходимо скептическое мнение, направляю я.

Родных языков у неё два — датский и польский, так как полжизни она провела на две страны, в том числе детство, школы и прочее. Кроме этого она прекрасно владеет английским, на котором мы и общаемся, ещё знает немецкий, немного испанский. Иностранные языки даются ей очень легко, польский помогает в понимании русского и ещё она иногда учит его прицельно, поэтому, можно сказать, что она понимает почти все, когда слышит русскую речь, но говорить пока не может, только какие-то слова и устойчивые фразы. Любимое у неё это наши безударные редуцируемые гласные. Наверное, потому что в польском такого нет, если пишется «о», произносится «о», а произношение датского языка вообще похоже на инопланетное, я знаю, о чем говорю, пытался выучить. Поэтому ей нравится нарочито произнести «СпасибА», «мАлАко» и прочее. Ну и, конечно, она повторяет все, что слышит вокруг.

Ей очень нравится центр Москвы, особенно в районе Петровки, Неглинной, но это логично, за центр действительно не стыдно. Окраины ей, как и нам, не нравятся.

Ей нравится и ее поражает, что все работает 24/7, что в Москве можно найти абсолютно все, что у нас больше условных Louise Vuitton, чем в большинстве европейских столиц (и это правда), что можно в 3 ночи записаться к врачу на 9 утра, что, если тебе просто лень что-то сделать, ты можешь разместить заказ в условном YouDo и т.п.

Ей не нравится, как у нас водят авто, первый свой приезд она была просто в шоке, ну и заодно поняла, почему у меня такой стиль вождения. В последующие разы она водила мою машину одна, я сделал ей страховку, как-то раз она пропустила поворот на МКАДе и потеряла 1ч 20 минут на этом. Ей не нравится, что почти никто не говорит по-английски, только в условном ЦУМе или дорогом ресторане. Мы оба замечаем, что люди, в основном, боятся к нам подходить, когда слышат английскую речь, а первые недели пандемии было откровенно враждебное отношение ко всем иностранцам.

Скандинавские женщины разные, как и везде. Конечно, всегда можно найти какой-то тренд, среднее по больнице. Наверное, это отношение к браку, в Дании абсолютно нормально иметь взрослых детей и быть неженатыми до сих пор. Да, с российской, а лучше славянской, точки зрения скандинавские женщины холодны, надо потратить время и силы, чтобы понять, что это не холод, а просто другое отношение ко всему в жизни. Они просто по-другому любят, но это не значит, что они не испытывают чувств, скорее они меньше их выставляют напоказ. В финансовом плане у нас ситуация, что я зарабатываю в разы больше, чем она, в данный момент у нас общие финансы и бюджет, но первые месяцы отношений у нас было много «добрых» конфликтов, так как для неё это было совершенно незнакомо, что молодой человек за все платит. Привыкание ко мне у неё шло тяжело в этом плане. А я от неё научился совершенно другому отношению к деньгам и к их накоплению. Всем известно, что россияне живут одним днём, здесь можно очень долго дискутировать, почему это не наша вина и как так сложилось исторически, но это факт. Скандинавы же очень бережливы и я благодарен ей и ее отцу за этот жизненный урок.

Она очень избирательна в плане еды, например, вообще не ест рыбу, хоть и датчанка, редко говядину. Так как значительная часть жизни у неё прошла в Польше, она прекрасно знает многие наши блюда, половина из которых просто иначе там называются.

Она любит борщ, вареники, польский вариант пельменей, вряд ли притронется к оливье, но никогда это не готовит. Готовит, в основном, средиземноморские блюда или что-то типично датское. К слову, многие блюда и продукты из датской кухни не будут чужды россиянину, в конце концов все мы живем на севере. Я не привередлив и люблю все, тем более я совершенно не умею готовить.

В бытовых привычках меня совершенно восхищает ее (и ее мама такая же) умеете создать уют. Самый частый ее упрёк ко мне дома это «What are you doing? Make it cozy!», через пару минут все уже выглядит иначе и действительно уютно.

Можно с уверенностью сказать, что «cozy» у всех скандинавов в крови. Бытовые ссоры у нас всегда на фоне того, что мне было лень что-то сделать и я отложил это на потом, но, исходя из моего опыта, это проблема была во всех моих отношениях.

К чему было сложно привыкнуть — к ее скупому проявлению чувств, понадобилось время, чтобы понять, что эти чувства проявляются в делах, при этом не афишируя их, а не в бессмысленных фразах или сообщениях. Поменялось отношение к деньгам и жизненным планам. А ещё все датчане ужасные циники с абсолютно чёрным юмором, и в этом плане я влился очень легко, после первого же Рождества со всей ее семьей в Дании. Надо понимать, что я никогда не был типичным славянином, мое мировоззрение всегда было «европейским», более того, это я ей показывал всю Европу в наших отпусках, она же до меня было только в паре стран. Надо понимать, что и на неё оказали влияние многие годы, проведённые в славянской стране. И тем не менее было достаточно моментов, к которым пришлось привыкать, которые пришлось принять, или хотя бы понять. В таких парах очень важно всегда понимать, что ваши различия — это дополнения друг к другу, а не повод для непонимания. Нет правильных или неправильных стран и народов, у всех есть что-то хорошее и плохое, или просто разное. В конце концов мы все просто разные люди с разными характерами и жизненным опытом, сделайте так, что ваш партнёр будет компенсировать ваши слабые стороны, а вы его. Я уверен, что это единственный вариант успеха любых отношений, особенно людей из разных культур и стран.