Я живу в Скандинавии, и здесь мне не хватает...
Жительницы Норвегии и Швеции рассказали о том, чего, по их мнению, не хватает в Скандинавии для полного счастья.

«
Как ни странно, в Скандинавии, а точнее, в Норвегии, мне не хватает снега.

Да-да, именно снега — такого пушистого, белого, иногда мягкого, чтобы поиграть в снежки, а иногда кристально-скрипучего, который разноцветно переливается под светом фонарей. Его особенно не хватает в самый разгар зимы в северной стране. Дело в том, что я живу в Бергене — городе, в котором благодаря близости Гольфстрима, зимы относительно мягкие: температура редко опускается ниже нуля. Даже если снег и начинает идти, то он тут же тает. Я помню, как прошлой зимой (а это была моя первая зима в Норвегии) случился единственный зимний день, когда выпал снег, не таявший несколько часов. Я совершенно счастливая гуляла по парку, фотографировала и даже слепила небольшого снеговика.

Ольга Кулешова
Переехала в Норвегию более 1,5 лет назад по семейным обстоятельствам. По образованию — социолог, сейчас учит норвежский в Бергенском Университете и занимается рисованием
Fjmc65 / Flickr.com
Наш город окружен 7-ю горами, и если подняться повыше, снег уже кое-где встречается. А если повезет, и наверху будет небольшой морозец, то горные тропинки превращаются в одну большую крутую горку, с которой все жители, от мала до велика, лихо скатываются на санках. Но, к сожалению, такая забава происходит всего пару раз за зиму. Чаще всего здесь очень-очень сыро: не зря Берген называют столицей дождей. Осадки здесь в разные годы бывают от 270 до 320 дней в году. В некоторые, особенно пасмурные дни, у меня в голове крутится строчка из песни Зои Ященко: «Уже два года, два долгих года идет бесконечный дождь…». Поэтому мне зимой просто катастрофически не хватает дневного света. Мало того, что световой день сокращается до 3,5 часов, так большую часть дней небо покрыто такими плотными тучами, что неделями света белого не видно. Я занимаюсь рисованием, и без дневного света это делать не так-то просто.

Когда я спросила наших норвежских друзей, как они справляются с полярной ночью, ответ был очень прост — они гуляют на свежем воздухе в любую погоду. И это, наверное, один из основных принципов жизни здесь. «Utpå tyr — aldrisur!». Что означает — «Иди гулять и никогда не кисни». Такой рецепт вполне серьезно могут «выписать» в местной поликлинике при легком недомогании. Я тоже полюбила гулять по горам и заниматься хайкингом. Почти каждый выходной в любую погоду, что означает разные комбинации дождя, ветра и мокрого снега, мы с семьей, включая малыша, отправляемся гулять в горы. Всю непогоду компенсируют умопомрачительные пейзажи, от которых буквально захватывает дух.
И чтобы не зацикливаться только на погоде, на которую в Норвегии все с удовольствием жалуются, и я бы даже сказала — «дружат против нее», я расскажу и о другом. Так, мне очень не хватает насыщенной культурно-просветительской жизни.

До переезда я жила в Москве, и каждые выходные были плотно заняты посещением выставок, концертов, снова выставок, интересных лекций, например, в Scandinavia Club, рисовальных мастер-классов и прочей деятельностью. В первую очередь здесь мне не хватает выставок. Хороших, больших, интересных выставок картин известных художников, старых мастеров или любимых импрессионистов. Даже бесконечные очереди в Пушкинский или Третьяковку я сейчас вспоминаю с нежностью. Собрание местного музея, в котором, кстати, есть очень хорошая коллекция Эдварда Мунка, я уже знаю почти наизусть. Мои глаза буквально соскучились по новым визуальным впечатлениям. Наверное, поэтому я стала больше читать, изучать историю искусств и писать небольшие заметки в нескольких сообществах в Инстаграме, например, об истории акварельной живописи и о скандинавском искусстве.

Конечно, как и многим иммигрантам, в какой бы стране они не находились, не хватает многих привычных вещей, а еще общения на родном языке, родных и друзей поблизости.

»
Любая смена места жительства — это необходимость адаптации. А переезд в другую страну с другой культурой — это безусловно адаптационный челлендж.

Мне кажется, у всех разные способности к тому, чтобы с легкостью отказываться от привычного и принимать новое. Разные обстоятельства и жизненные ситуации. Нам переезд в Швецию 5 лет назад дался довольно легко. Во-первых, муж шёл на повышение, а я как раз планировала отойти на пару лет в декрет. Во-вторых, мы никогда не воспринимали наш переезд как что-то фатальное и необратимое. Изначальный план был вернуться после пары лет обратно в Россию, а уже по ходу концепция изменилась, и мы решили остаться. Но и сейчас не исключаем для себя возможности вернуться или пожить где-то ещё.

Анастасия Степанова
Вместе с мужем и дочкой живет в Швеции более 5 лет.
Возможно, благодаря этому ощущению затянувшегося путешествия, нет излишней ностальгии, тоски по чему-то безвозвратно утраченному, а все новое, зачастую удивительное и непонятное, воспринимается без заламывания рук и стенания на тему «как мы будем с этим жить?», а скорее как занимательная этнография. К тому же мы из тех, для кого стакан обычно наполовину полон — стараемся видеть положительное даже в некоторых лишениях и издержках эмиграции.
Фото Axlundphotography.

По чему принято больше всего тосковать? По своему окружению, кругу общения, знакомым, родственникам. Но я бы не сказала, что для нас это что-то, что сильно гложет и мешает жить. Мы поддерживаем отношения со старыми друзьями удаленно. Часто, насколько это только возможно, принимаем гостей из России и сами с удовольствием ездим к родным и к друзьям. И, конечно, появились новые шведские друзья. Поэтому общение, в каком-то смысле, заиграло новыми красками.

Многим не хватает привычного вида из окна. У нас же тоже этой тоски по природе-погоде не случилось. После Петербурга надо очень постараться угодить куда-то с более суровым, тоскливым и полгода беспросветным климатом. Так что мы с переездом выиграли в этом плане. Природа похожая: те же «то березка, то рябинка», но при этом небо яснее и солнечнее, зимы мягче, ландшафт живописнее. А отношению шведов к природе и их умению беречь, наслаждаться и органично в неё встраиваться можно только поучиться.

Ещё скучают обычно по родной языковой среде. По возможности жонглировать словами, шутить направо и налево, иронизировать, выглядеть легким и остроумным. Тут уж не попишешь, да, второй-третий язык, освоенный с горем пополам в глубоко зрелом возрасте, — это всегда как неудобная одежда, вроде и срамота прикрыта, но движения стесняет, не говоря уже о том, что никакого тебе самовыражения, один сплошной функционал. Но к примеру мой муж с моим нытьем насчёт языковой среды не согласен. Говорит, что это вопрос времени (а также соотношения мотивации/лени) в освоении нового языка. И по нашей оптимистичной теории иметь возможность освоения ещё иностранного языка — всегда лучше, чем оставаться в рамках имеющихся. И кругозор расширяет, и память тренирует. Сплошные плюсы. Так что по этому параметру тоски тоже не все так однозначно.


Обычно скучают и по родной языковой среде. По возможности жонглировать словами, шутить направо и налево, иронизировать, выглядеть легким и остроумным. Тут уж не попишешь, да, второй-третий язык, освоенный с горем пополам в глубоко зрелом возрасте, — это всегда как неудобная одежда, вроде и срамота прикрыта, но движения стесняет, не говоря уже о том, что никакого тебе самовыражения, один сплошной функционал.
А вот чего мне действительно не хватает в Швеции — это сервиса. Частного, мелкого, удобного, быстрого, дешевого. Того, чего в России валом. Кажется, что это так естественно — есть спрос, есть предложение. Но нет. В Швеции с рынком мелких бытовых услуг очень туго. И как в песне Игоря Николаева — у них на это пять причин.

Во-первых (и в самых главных), Швеция — страна победившего DIY. Do it yourself, baby! Будь добр, закажи еду у кассы, а поел — так прибери за собой грязную посуду на поднос и отнеси, куда положено, уж не переломишься. На выходных шведы (не все, но половина точно), выстраиваются на автомойку, где нужно тереть машину самому мочалкой, а вторая половина в это время арендует там же, на заправках, прицепы, чтобы поехать в Икею за набором досок. А в самом дорогом SPA при Grand Hotel на честном глазу за деньги предлагают услугу self peeling — то есть дают скраб, щетку на длинной ручке, и вперёд, дружок, — наслаждайся! Честное слово, кроме Швеции не видела такого нигде.

Вторая идеологическая, а значит глубинная, лежащая на подкорке, причина — lagom как жизненная философия. Это непереводимое на русский язык слово шведы используют, когда хотят сказать о чем-то в меру, что, мол, в самый раз, необходимо и достаточно, а больше и не надо. Здесь вам и этика, и экология, и разумное потребление без китча и широких жестов, столь близких русской душе. Если не можешь do it yourself, так может это просто не очень нужно? Не можешь сам соорудить торт на день рождения ребёнку и привезти из строительного магазина баллон с гелием для воздушных шариков, значит, праздник будет скромнее. А скромнее, не значит хуже. Или делай сам или довольствуйся малым, а заодно и своим детям подашь хороший пример.
Есть ещё ряд экономических причин, в силу которых разнообразных и дешевых частных мелких услуг в Швеции, увы, нет и вряд ли когда-нибудь будут. Налоги, как известно, здесь безумно высоки, а всякая попытка их обойти карается по всей строгости закона. Заказывая услугу у шведского индивидуального предпринимателя (фотографа, репетитора, садовника или специалиста по маникюру), будьте готовы до 80% от стоимости услуги заплатить государству. Можете себе представить, каковы должны быть расценки, чтобы этот самый фотограф в результате своей скромной предпринимательской деятельности на оставшиеся 20% сводил концы с концами. Полное ощущение, что вас фотографирует как минимум Питер Линдберг, даже если это совсем не он. Мы, кстати, даже как-то привозили для личных нужд вполне достойного фотографа из Москвы: с билетами, проживанием и гонораром вышло дешевле.

И про концы с концами. Нельзя забывать, что в Швеции МРОТ составляет примерно 2000 евро. Это минимальный размер оплаты труда, независимо от вида деятельности. Плюс на это конские налоги. А теперь прикиньте прайс-лист в ваш мааааленький частный салон красоты или ремонт обуви, чтобы это было похоже на бизнес, а не на благотворительность. Только в Швеции я впервые столкнулась с тем, что, к примеру, купить новые туфли выходило дешевле, чем отремонтировать старые, а купить новую стиральную машину гораздо проще, чем вызвать мастера и побороться за жизнь старой.
Отдельная песня — шведская медицина. Наши бывшие соотечественники, как правило, либо очень ею недовольны, либо крайне недовольны, либо пока не определились, и поэтому где-то между. Мы скорее разделяем общую концепцию в том, что 90% случаев недомоганий в лечении вообще не нуждаются. Иммунитета здорового человека хватает, чтобы без постороннего вмешательства одолеть бытовые вирусы типа гриппа, ОРЗ, ротовируса. Максимум попить/помыть тёплой водой. Зато освободившиеся от лечения ваших банальных насморков деньги, ресурсы и время шведские врачи могут направить на лечение действительно сложных и страшных 10% заболеваний. И говорят, тут им равных нет: и в онкологии, и в кардиохирургии. Одна реабилитация людей с инвалидностью чего стоит! Похоже, что это действительно работает.

Но так как ежедневно, в основном, все сталкиваются с этими самими 90% болезней, которые здесь принято игнорировать, складывается полное ощущение, что медицины нет вообще: врачебной помощи не допроситься и вообще караул. И спорить с этим трудно. Того самого простого, быстрого и доступного сервиса в шведской медицине — ноль. Скорая на дом не выезжает никогда. Нет, конечно они могут домчать до какой-нибудь страшной аварии, и быстренько пришить всем пострадавшим головы на место, но вот эти «у меня температура 40,5», «что-то сердце колет», и «кажется, я сломал ногу», — вообще не аргумент и даже не повод их тревожить. Боишься, что сейчас умрешь — приходи/приезжай на такси сам в больницу, пока не умер, А там такая общая очередь в несколько часов ожидания, что придётся своё умирание немного отложить и посидеть подождать. А не хочешь часами в общей очереди в коридоре, тогда вот, пожалуйста, по записи — ближайшая дата через 2 недели. В общем, и концепция, может, не плоха, но сервиса остро не хватает. И к этому действительно очень трудно привыкнуть.

К врачу по-прежнему хочется попасть, когда что-то беспокоит или есть вопросы, а не тогда, когда что-то уже отвалилось, а в арсенале лекарств хочется иногда иметь что-то кроме тёплой водички. Хочется иногда и дешевого клининга, и доставки еды из любимого ресторана, а старые любимые и страшно удобные туфли тоже не всегда хочется выбрасывать.

Зато каждый наш приезд в Россию превращается в вечеринку в стиле Гэтсби. Чувствую себя Шамаханской царицей и только успеваю придумывать, какого бы ещё пажонка с опахалом к себе приставить, пока есть такая возможность, и пока не вернулись в свою суровую, но прекрасную DIY-land Швецию.

«